Насколько экономическая система дружественна многодетным семьям страны — ВШЭ

Насколько экономическая система дружественна многодетным семьям страны — ВШЭ

Проректор НИУ «Высшая школа экономики», Директор Института социальной политики НИУ «Высшая школа экономики»,  доктор  экономических наук, ординарный профессор, член Ученого совета НИУ «Высшая школа экономики» Лилия Николаевна Овчарова на Всероссийском Форуме «Россия, мы — твоя семья» подробно разобрала, насколько экономическая система дружественна многодетным семьям и что нужно сделать, чтобы увеличить рождаемость в стране.

Вернуть 15 триллионов рублей в зарплаты

Профессор высшей школы экономики считает, что в первую очередь для увеличения рождаемости в стране необходимо увеличить благосостояние населения.

«За 30 лет мы  оплату труда  работников сократили на  10 п.п. ВВП и перераспределили их в пользу прибыли и налогов — это порядка 15 триллионов рублей.  Получается, что в ценах 2022 года   оплата труда  работников  уменьшилась на  15 триллионов рублей, которые ранее  формировали  благополучие семей, при этом  высшее образование стало массово платным и еще практически нет бесплатного жилья», — напомнила Лидия Николаевна.

«Возвращение 15 триллионов в фонд оплаты труда – это задача, которая перед нами стоит», — считает профессор.

При этом она уверена, что можно это сделать без роста инфляции.

Опираясь на опросы магистрантов ВШЭ, она считает, что молодым семьям нужна не столько социальная поддержка, сколько достойный заработок.

«Магистранты говорят, что хотят  зарабатывать столько, чтобы самим прокормить своих детей. И они не очень понимают, почему два работающих родителя, имея достаточно приличную квалификацию, получают заработную плату, которая не позволяет им прокормить троих и более   детей. Может быть, что-то не то с  системой оплаты труда?» — сказала она.

Она также отметила, что « наша экономическая модель  такова, что оба родителя работают. Моделирование  благосостояние при условии, что работает только один родитель –  не соответствует нашей действительности».

«Я часто слышу “давайте женщину вернем в семью”. Конечно, в этом есть какие-то позитивные моменты, но сами женщины не согласны, и экономика остановится, потому что сегодня больше половины работающих – это женщины. И поэтому без дружественной инфраструктуры для работающих родителей дети не появятся», — сказала ученый.

 

Рождаемость падает вслед за доходами

По мнению Лилии Николаевны Овчаровой, если доходы падают, рождаемость тоже падает.

 Она вспомнила  известную поговорку: «Не в деньгах счастье, а в их количестве — как бы мы не уговаривали  родить большее количество детей, если доходы, особенно заработки не растут – трудно рассчитывать на рост рождаемости».

По её словам, за постсоветское развитие в России было четыре периода, когда резко падали доходы населения. Последний случился в 2014-2016 годах, когда  реальные доходы у нас обвалились на 10%.

«С тех пор  по доходной обеспеченности мы топчемся на месте, а суммарный коэффициент рождаемости семь лет продолжает снижаться», — отметила она.

Но при этом профессор поделилась статистикой рождаемости по 20 развитым странам. И Россия оказалась в середине списка с коэффициентом 1,5 в 2020 году.

В среднем по миру в 2020 году он составлял 2,3.

«Если говорить про политику поддержки рождаемости, то она работает. Если мы возьмем европейские страны, где столкнулись с проблемой рождаемости, то они делятся на две группы – страны, которые проводят политику поддержки, и страны, которые не проводят такой политики. Россия относится к тем, кто проводит такую политику. Но среди этих стран мы не лидеры. Нам точно есть, куда расти. Поэтому  бюджетные ограничения   обязательно нужно учитывать, но по сравнению с другими странами и в абсолютных и в относительных показателях мы не достигли  возможного максимума инвестирования в детей, поэтому нужен диалог на эту тему», — отметила Лилия Овчарова.

 

Не хотим или не можем рожать?

Лилия Николаевна со своими магистрантами также изучила вопрос, только ли экономическая ситуация влияет на рождаемость или есть проблемы с традиционными семейными ценностями.

«Тут надо посмотреть на два вопроса. Первый — каковы наши репродуктивные установки: если они низкие, то проблема в морально-этической сфере, а если они не низкие, но не реализуются, то ответ надо искать в экономической области», — сказала она.

Как выяснилось в ходе опросов, с репродуктивными намерениями в нашей стране всё в порядке. Четверых и более детей хотят иметь 9% опрошенных, троих – 28%, двоих – 39%, одного — 12%. Среднее желаемое число детей – 2,22.

Для естественного воспроизводства достаточно 2,15.

«Репродуктивная установка  2,22 ребенка на одну женщину в репродуктивном возрасте  — хорошая установка. Почему она превращается в 1,45 — вот где нужно искать ответ на вопрос. Я считаю, что наши проблемы не столько в социальной поддержке, сколько в оплате труда», — еще раз повторила свой тезис ученый.

 

Бюджет экономической устойчивости семьи

По словам Лилии Николаевны, у нас в России есть только один  стандарт  благосостояния – это  стандарт бедности, определяемый на основе  минимальной потребительской корзины.

«Наша минимальная потребительская корзина –  это  стандарт выживания», — сказала она.

Вместе со своими магистрантами в ВШЭ, которых удивляет, что о семье в России говорят только в терминологии бедности, они просчитали дополнительные  критерии благосостояния семьи.

 

« В среднем по России  мы  рассчитали рациональный прожиточный минимум, который позволяет прокормить семью на уровне  рациональных норм питания, для того, чтобы гарантировать возможность получения сбалансированного с точки зрения здорового питания  количество белков, жиров, углеводов, витаминов и минеральных веществ. Такой прожиточный минимум на 20% дороже того, что есть в настоящее время. Но помня, что мои магистранты спрашивают, почему мы всё время говорим о бедности, мы решили  рассчитать  бюджет экономической устойчивости семьи. Мы пошли по пути самого скромного бюджета экономической устойчивости семьи. Этот показатель в среднем по России на семью из четырех человек  —126 тысяч рублей», — рассказала ученый.

 Давайте посмотрим, например, на Центральный федеральный округ, в котором мы сегодня собрались.  Только в Москве соотношение заработков двух работников, получающих медианную заработную плату, и имеющих трех детей, превышают стоимость рационального прожиточного минимума семьи ( 117%).    В  остальных  регионах Центрального федерального округа это соотношение не дотянуло до  90%. А ведь ЦФО – один из благополучных  федеральных округов с точки зрения доходов населения.

 

 Если говорить про высококвалифицированный труд, то даже высококвалифицированные специалисты не могут позволить себе троих детей. А если они могут себе позволить троих детей, то они не могут позволить себе оплатить им образование.


«Что в этой ситуации делать? Нужно поднимать минимальную оплату труда. Если она повысится, как пообещал президент Владимир Путин, в два раза к 2030 году, то это будет прогресс», — считает Лилия Николаевна.

Также она считает, что необходимо повысить зарплату врачам и учителям в тех регионах, где она очень низкая.

«Нет объяснений, почему учитель в Тверской области получает в три раза меньше, чем учитель в Москве. Экономических объяснений этому нет. Это нужно исправлять. И это можно исправить без роста инфляции», — уверена профессор.  

Также Лилия Николаевна считает, что нужно социальное жилье.

«Ипотека как единственная форма решения жилищной проблемы — это неприемлемо. Нигде такого нет, — сказала она.

 

 

 

Комментариев нет

Оставить комментарий

один + тринадцать =