У вас пакет порвался…

У вас пакет порвался…

Многодетная семья москвичей Октавиан Казаку и Мария Найден запатентовали специальные пакеты для переноски коробок. Специального названия они не имели: это были обычные пакеты-майки со специально вырубленными углами. Однако в ресторанном бизнесе стремительно закрепился неологизм «дрессбокс» по аналогии с названием компании DressBox, которую основали Октавиан и Мария.

Новое слово, как и изобретение Октавиана и Марии, входит в повседневную жизнь и простых людей. География применения дрессбоксов уже давно вышла за пределы Москвы и распространилась на всю Россию.

Октавиан и Мария воспитывают трех дочек (старшая дочь от первого брака Марии) и рассказали о том, как развивается их семейный бизнес.

С чего начался ваш бизнес?

Мария:

С Октавианом мы вместе с 2010 года. Октавиан работал в ресторанном бизнесе. Я 16 лет проработала в туризме и совершенно о смене деятельности не думала. Октавиан спросил: «Как ты смотришь на то, чтобы работать на себя?». Он предложил определённую модель для переноса упаковок. В 2011 году мы получили патент на полезную модель. В 2012 году оформили ООО и начали развиваться.

Октавиан:

Два года мы совмещали со старыми работами свой бизнес. Потом наступил определённый момент: мы поняли, что наша обычная наёмная работа занимает слишком много времени и решили перенаправить свои усилия на развитие нашей компании.

Звучит все легко и просто. А как было на самом деле? Были сложности?

Мария:

Когда мы занимались патентом, мы сидели до 12 часов ночи на работе и думали, как его оформлять, так как денег на патентного поверенного у нас не было.

А сколько стоят услуги патентного поверенного?

Мария: Услуги самого классного патентного поверенного стоят 20 тысяч рублей в час. Он пишет рефераты, формулы, общается с Роспатентом, подает документы.

Самостоятельно это сделать нереально?

Мария:

Все реально. Но первый патент мы получали долго – полтора года. За это время мы поженились, забеременели и почти родили. Это сейчас мы оформляем уже третий патент, и уже как орешки щелкаем, потому что знаем, как это делается. Все это достаточно просто. Второй патент у нас занял максимум месяца три.  Для третьей модели мы за день написали реферат. Думаю, недели через две он у нас будет.

Сложность была в том, что если в Роспатент подаешь заявку, то они отвечают через месяц-полтора и исключительно по почте. А для них каждая запятая, каждый рисунок, каждый график имеют значение. Только потом – уже в конце проверки – нам начали звонить.

IMG_0479_обр

А обязательно надо было патентовать?

Мария:

Все надо патентовать, все воруют. Когда подаешь заявку в Роспатент, никто не имеет права производить и даже заводить на территорию России такую полезную моделью.

У нас будет суд с одной компанией во Владивостоке, потому что они начали производить наши пакеты. Кроме того, у нас 20 мая будет второе слушанье в суде в Мытищах: одна компания сделала партию наших пакетов и продала. Надеемся отсудить у них 1,1 млн рублей. Этого бы хватило на первый взнос по ипотеке. Сейчас мы снимаем жилье, потому что жить у мамы в «однушке», где мы все прописаны, невозможно. Встать на очередь пытались, но нам в Департаменте жилищной политики сказали, что получить жилье от города нереально: не инвалиды – идите работайте.

Как вы продвигали ваше изобретение?

Мария:

Пока я была беременная, Октавиан ездил по пиццериям и ресторанам. Дома был склад – балкон был забит пакетами. Нас просили привезти один образец. Но чтобы привезти один образец, надо сделать минимальный тираж 20 тысяч пакетов.

Тогда уже было понятно, что ваш продукт будет востребован?

Октавиан:

Да. Так как я долго работал в гостинично-ресторанном бизнесе, были некоторые связи с директорами пиццерий. Я проводил опрос: интересен ли им этот продукт, как их клиенты будут воспринимать новинку. Они в принципе проявляли заинтересованность.

Инвестиции были большие?

Мария:

Сначала я испугалась, когда начала звонить по патентным поверенным: они начали просить какие-то нереальные суммы, какие-то затянутые программы. В результате мы все получили сами. Вложений было немного – не миллионы: первый тираж, сайт… В Роспатент, каждый раз подавая заявку, мы платили 850 рублей госпошлину. Все официально.

пакет 1

А что вам помогло бизнес развить?

Мария:

Без веры никуда. Мы друг друга поддерживали. Хотя были сложности в продаже этого пакета, ведь это новинка. Люди смеялись над нами – у вас пакет порвался. В офисе мне директор говорил, что у меня ничего не получится.

Октавиан:

Мы выбрали стратегию начать с крупной сети. Пошли в «IL Патио». Около полугода мы пытались попасть в офис, оставляли образцы на ресепшен, пока кто-то из управленческого состава не увидел случайно на собрании, как один из франчайзинг-директоров пользуется нашим пакетом.

IMG_0458 copy

Мария:

Сейчас мы уже отправляем заказы по всей России.

Как вы выбирали производство?

Октавиан:

Мы не знали цены на нынешний продукт. Посмотрели в интернете, выбрали.

Мария:

Не все хотели с нами связываться. Наш народ очень ленивый. Начинаешь предлагать новинку, они сразу говорят: мы это не можем.

Октавиан:

Нашлась одна компания, которая согласилась. Они дали нам контакты завода про производству ножей. Я уже на производстве объяснил, какой нож нужен, чтобы рубить пакет. Там специалисты хорошие, сделали нам ножи.

Вы остались с этим производителем или искали потом другого?

Мария:

Мы не знали, что все эти производители, которые есть в Интернете, они на самом деле не производители вовсе, а торговые компании. Есть определенная точка, где они все и производят свои пакеты. У нас здесь в Люберцах. Мы поменяли еще двух производителей, но в конце концов вышли на прямого производителя. Хотя нам все говорили: «Ой, куда вы лезете? Там все куплено, там все свои, работайте только через нас, с такими тиражами завод работать не станет».

Октавиан:

Когда начали работать без посредников, очень сократился срок изготовления. Если раньше мы ждали две-три недели, то теперь максимум неделю.

Как еще продвигали свою продукцию?

Мария:

В сентябре 2015 года мы впервые участвовали в выставке. И объемы заказов сразу выросли. Уже под новый год мы купили семиместную машину благодаря нашим пакетам. Социальные сети тоже помогают.

Октавиан на выставке

Что сейчас из себя представляет ваша компания, сколько человек работает?

Октавиан:

Пока мы работам вдвоём. Хотели нанять несколько менеджеров. Но передумали. Решили сначала попробовать через Яндекс.Директ поработать. Дали контекстную рекламу. В принципе, за те деньги, которые человек может найти 10 клиентов, «Яндекс» может найти 100 клиентов. Старшая дочь помогает: делает рассылку, звонки, с маленькими сестренками сидит, когда нам надо поработать.

Можете в каких-то единицах измерить объем бизнеса?

Октавиан:

В прошлом году мы сделали около 700 тысяч пакетов. В этом году 700 тысяч пакетов сделали уже за первый квартал.

пакет 5 пакет 2

Что бы вы посоветовали государству предпринять, чтобы люди активней включались в предпринимательство, не боялись?

Октавиан:

Надо не государству, а людям советовать: чтобы не ленились.

Мария:

Лень – это бич. Вот, например, с пиццерией Papa John’s мы общались около полутора лет. И когда я обошла менеджера, который мне говорил, что им это не надо, и вышла на руководство, выяснилось, что они год ищут такие пакеты. Каждая сосиска считает себя колбасой: я так решил, значит нам это не надо. Лень предложить, выяснить.

Ну вот если бы государство давало помещение под офис. Их пустых стоит огромное количество в Москве. Если государство проверило, что у нас действительно многодетная семья, и дало бы место, где открыть офис, это многим бы помогло. Сейчас мы снимаем 11 квадратных метров в Обществе слепых за 12 тысяч рублей в месяц.

Может быть, льготное кредитование помогло бы?

Октавиан:

Получить кредит под бизнес нереально. Мы обращались в ВТБ, «Русский стандарт», «Сбербанк» и все банки, которые есть на слуху. Они предлагают взять потребительский кредит. Но потребительский – это 35% годовых. В нем абсолютно нет смысла.

Ваши дети будут продолжать ваше дело?

Старшая дочь будет в этом году поступать в Государственный Университет Управления на факультет «управление программами и проектами», ведь наша компания – это тоже своего рода проект.

attach-635966614320973500 attach-635966620973771689

Вы сможете вернуться в офис наемными сотрудниками?

Мария, Октавиан (хором):

Нет, никогда!

 

Сайт DressBox

 

Комментариев нет

Оставить комментарий
Войти с помощью: 


Поделиться в социальных сетях