Объявляем победителя в номинации «Семейная сказка»

Объявляем победителя в номинации «Семейная сказка»

Победителями в номинации «Семейная сказка» творческого конкурса «Семейный сказки» стала семья Свинчуковых-Хариных из ЮЗАО с произведением «Просто так бывает».

«Я совсем не ожидала, что смогу победить. Сказка была написана еще до конкурса. И мне просто очень хотелось поделиться», — рассказывает Елена, преподаватель иностранных языков в РАН.

Она призналась, что сначала появился рисунок — несколько лет назад ходила на уроки изобразительного искусства и нарисовала кота и мышь. Герои рисунка были неслучайными: её супруг Евгений Харин по гороскопу — кот, а она — мышь. И потом уже из картинки появилась сказка для детей.

Елена и Евгений, оба кандидаты наук, воспитывают троих девочек: Полину (6 лет) и близняшек Настю и Юлю (4 года). Евгений занимается наукой, он — физик.

Дети еще очень маленькие, и не принимали участия в написании сказки. Но у них еще всё впереди.

Региональная общественная организация «Объединение многодетных семей города Москвы» поздравляет семью-победителя.

Напоминаем, что творческий конкурс «Семейные сказки» продолжается. Можно написать еще сказки о папе или маме.

«Сказка о папе» — заявки принимаются до 24 сентября 2022 года;

«Сказка о маме» — заявки принимаются до 5 ноября 2022 года;

Текст сказки должен быть не более 5 000 знаков. Иллюстрации к сказкам приветствуются. Обязательно должно быть название.

Произведения могут быть волшебными или философскими, забавными или поучительными, но обязательно добрыми. Участники могут опираться на традиционные приемы фольклорных сказок.

https://oms.msk.ru/skazka/

 

Просто так бывает

 

         – Да, я очень хорошо помню, как вся это история начиналась. Хотите расскажу?  – спросила Галка, задумчиво подняв голову вверх и глядя на крышу.

Воробьи начали дружно чирикать. Из всего этого неразборчивого нагромождения звуков Галка разобрала только одно, но такое желанное слово, – «Да». 

– Тогда слушайте. Дело было, как сейчас помню, в конце лета. Дни стояли теплые, да что уж там скромничать, – жаркие. Голод был страшный.

У нашего Гаврюши в тот год пять мышат родилось.  К концу лета они еще совсем крошки были, и приходилось ему целыми днями и ночами бегать в поисках пищи. Норка у него была за большим комодом в квартире парикмахера. Жил тот не очень сытно, но зато к мышам особой неприязни не испытывал и отравы всякой по квартире не разбрасывал.

         Но однажды всё изменилось. Парикмахер уехал, и в его квартиру переехала семья с кошкой Пусей. Она-то, конечно, красавица, ничего не скажешь, но охотница при этом первоклассная.

         Гаврюша наш – парень что надо, его весь двор наш любил, и даже соседский кот Тимофей никогда его не трогал. Но с приездом Пуси жизнь Гаврюши с семейством превратилась в настоящий кошмар. Ни проходило и дня, чтобы жизнь отца мышиного семейства не подвергалась опасности. Вот тогда-то Гаврюша и решил прибегнуть к крайней мере и попросить Тимофея о помощи. 

Стояла теплая августовская ночь. Небосклон был густо усеян звездами, некоторые из которых даже падали и давали романтичным натурам шанс на исполнение желаний. Кот сидел на крыше и любовался. Забравшись на крышу, Гаврюша на задних лапках несмело подошел к Тимофею и умоляющим голосом просит Тимофея: «Тимоша, пожалуйста, помоги, прояви милость. Ты же знаешь, я один в семье кормилец. Поговори с Пусей, чтобы она за мной не охотилась. Она тебя послушает, ты – кот знатный!».

Тимофей даже головы не повернул, и лишь левой лапой лениво отмахнулся от просящего помощи Гаврюши: «Ты не видишь, я занят? Твои проблемы меня не должны касаться: я – кот, ты – мышь. Каждый сам за себя, скажи спасибо, что я тебя сам не загрыз. Уходи, не порть вечер».  

Расстроенный мышонок опустил голову и побрел домой. Я полетела за Гаврюшей, села на ветку напротив дома и вижу, как в квартире, где Пуся жила, возня какая-то, шум странный. Ну, всё, думаю, нашли мышиную нору. Минут через десять вижу, как выбегает Гаврюша. Подлетаю к нему и говорю: «Может помощь нужна?» А он мне: «Галочка, как хорошо, что ты здесь оказалась. Беда у нас в доме! Пуся лежит ни жива, ни мертва. Пуся съела листочек с растения, что остался от парикмахера, а растение это содержит сильнейший яд. Вот бегу в лес за травой лечебной, но боюсь на своих коротеньких лапках не успеть мне, а дорога каждая минута». «Садись ко мне на спину, быстро долетим до леса».  

 «А чего ты так переживаешь за Пусю?  Она же тебе жить не давала, без нее спокойнее будет».

«В том-то всё и дело, что я считал ее своим врагом, смерти ей желал. Но сегодня мне жена рассказала, что когда я ушел в поисках еды, Пуся подходила к норке, приносила корочку хлеба и говорила моей жене, что вовсе не хочет меня съесть: она создавала видимость перед хозяином, а я ей нужен был для создания правдоподобной охоты. В общем, Пуся хорошей кошкой оказалась, накормила моих детей. Поэтому я не могу не помочь ей».

За разговорами мы почти долетели до ближайшего леса, опустились на полянку и на берегу крошечного ручейка мы нашли несколько стебельков нужной травы. Гаврюша их аккуратно сорвал у самого корешка, я взяла их в клюв, и полетели мы обратно  как можно быстрее.

По дороге мы поняли, что существует еще одна сложность: как положить Пусе эту траву в миску, ведь хозяева от нее не отходят, переживают.

Летели мы с Гаврюшей, думали, и решили, что нужно хозяина и его семью как-то отвлечь. Я сама полечу к Тимофею и попрошу поучаствовать в спасении Пуси. Я ведь известный дипломат и сумею его уговорить. Кроме того, я ведь знала, что он к Пуси неравнодушен. Как я и думала, Тимофей согласился и с готовностью принялся мне помогать. Пока Гаврюша ждал в норке, мы с Тимофеем раздобыли у него дома спички и окурок, развели огонь прямо у машины хозяина Пуси, где была куча сухих листьев.

Пока хозяин тушил пожар, Тимофей прошмыгнул в квартиру, взял у Гаврюши из лапок траву и поднес Пусе: «Пусечка, красавица моя, открой ротик, поешь. Это лекарство, тебе лучше станет. Я ради тебя весь лес обегал, все лапы исколол. Съешь, киса…» Слушал Гаврюша это, и грустно ему становилось от наглости Тимофея. Но ничего не сделаешь – иногда мы слишком малы или мордой не вышли, чтобы сделать всё в одиночку. Гаврюша не тщеславный. Он знал, что сотворенное им добро когда-нибудь вернется, пусть уже не ему, так его детишкам.

В общем спасли мы Пусю и, надо сказать, она свое обещание сдержала: устроила показательную охоту, а потом отпустила «трофей». И оставила Гаврюшу и его семью в покое, хотя она так и не узнала, кто был ее настоящим спасителем.

Поглядите-ка лучше, как они все дружно сидят на крыше, на луну любуются: Тимофей, Пуся и Гаврюша с его многочисленными детьми и внуками.     

Автор — Елена Свинчукова

Комментариев нет

Оставить комментарий

три × 3 =