«Хороший дядя» уводил ребёнка из магазина, а покупатели просто возмущались

«Хороший дядя» уводил ребёнка из магазина, а покупатели просто возмущались

Зачастую в нашей жизни мы не замечаем многих вещей ― так погружены в себя, в свои проблемы. Иногда мы будто не хотим чего-то видеть. Проще отмахнуться и не заметить чего-то. Но «это» бывает настолько дорогим и настолько важным.

Была в магазине. Покупала детям к школе какие-то вещи, мысленно погруженная в бытовые проблемы. Но вдруг слышу разговор парнишки лет 5-6 с мужчиной.

Мальчуган очень разговорчив, выражает массу восторга. Но меня пугает мужчина рядом с ним: мягко говоря, «потрёпанного вида», с перегаром. Мужчина мило улыбается мальцу.

Пьяница обычно с трудом достаёт денег и всё тратит на бутылку. А тут он щедро покупает подарки малышу.

Малыш спрашивает: «А можно это? А вот это?». И на все получается ответ: «Да!».

Стала следить за ними. Сердце мое сжалось, когда услышала от мальчугана слово, обращённое к мужчине. Оно было «дядя».

Бросилась за ними. Впереди очередь.

Слышу вопрос кассира: «Мужичина, а вы ему кем приходитесь? Вы точно родственник? Малыш называет вас дядей».

«Дядя» дал невнятный ответ.

Сам мальчуган стремится с ним уйти и говорит женщине, что дядю он знает и, мол, дядя хороший.

Толпа покупателей, состоящая на 90% из женщин среднего возраста и старше, поднимает шум. При этом мужчина без проблем проходит к выходу с мальчиком.

Он нагло уводит его средь бела дня на глазах у возмущённой толпы.

Прошла через другую кассу и перекрыла выход «доброму дяде», немного опешившему.

Задаю вопросы, кто он ему, где живет. Говорю, что мне на минуточку нужен малыш, так как я подруга мамы. Слышу ответ: «Я ― сосед, живущий во дворе».

А все мое внимание приковано к мальцу. Взяв парнишку за ручки, говорю: «Какие замечательные подарки. Я тоже хочу такие купить себе. Тебе кто подарил?»

Ответ мальчика: «Вот этот дядя. Он хороший и тебе купит».

«Несомненно, ― отвечаю я и продолжаю держать его за ладошки, ― А ты откуда знаешь этого дядю?»

И тут уже мальчишка опешил и, задумавшись, пожал плечами.

Вижу в его руках телефон, спрашиваю, его ли он. Да, его.

Начинаем звонить маме, и вдруг малец начинает вырываться и проситься к дяде. Я все же убедила мальчишку набрать маме, и после пойти.

 И что вы думаете …

Мать стояла у входа в магазин, не подозревая ничего. Она отпустила его одного за какими-то покупками, и за это короткое время мальчик успел познакомиться и почти уйти. Какие-то минуты. 

В тот момент, пока я разговаривала с мальчуганом и мамой по телефону, «хороший дядя» ушмыгнул. Я упустила его из виду, пока говорила с мальчиком. Мне важнее всего было не напугать мальца и, конечно же, не отдать его ни при каком раскладе «хорошему дяде».

Мама забрала своего мальчугана. А вся эта возмущенная толпа продолжала совершать покупки. Мою просьбу удержать на время мужчину, находящегося в алкогольном опьянении, проигнорировали.

Стараюсь не думать, что могло бы случиться. Если бы они ушли вдвоём…

Почему мы так слепы и равнодушны?

Этот вопрос звучит у меня в голове до сих пор.

Мой рассказ ― призыв, мой рассказ ― это просьба, мой рассказ, если хотите, ― приказ к действию. Не становитесь соучастниками «хорошего дяди».  

Автор  ― Диана Саркисян

 

2 комментария
  • Ольга
    Размещено 15:17h, 01 ноября Ответить

    Вы молодцы, правда она такая, у всех на глазах. Тоже не могу стоять в стороне, бывает стоит ребенок плачет, рядлм взрослых нет

  • Ольга
    Размещено 11:08h, 10 ноября Ответить

    Больше бы таких, как вы!

Оставить комментарий

двадцать − шестнадцать =