«Я горжусь тем, что я многодетный отец»

«Я горжусь тем, что я многодетный отец»

«Спасибо городу за то, что могу с гордостью говорить, что я многодетный отец», — такими словами завершилось ток-шоу, проходившее на площадке «Московская семья — территория возможностей»  на  VII Всероссийской выставке-форуме «Вместе – ради детей! Вместе с детьми».

«Вместе – ради детей!» – это авторитетный федеральный форум, объединяющий профессионалов сферы поддержки семьи и детства. Он проводится «Фондом поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации» при содействии органов власти субъектов Российской Федерации, которые активно помогают Фонду в реализации инновационных социальных программ профилактики семейного и детского неблагополучия. В этом году форум проводился в Москве, его деловая программа включала в себя более 100 мероприятий, в том числе ток-шоу, участниками которого стали представители трех многодетных семей г. Москвы.

Зачем японцы раздробили большие школы на маленькие,  что общего между травматическим  пистолетом и электронным планшетом, с чего начинается наркомания, как не шлепать детей, можно ли смотреть мультфильмы с выключенным телевизором, кто теперь в школе хозяин, почему у детей Стива Джоббса не было айфонов и как пример родителей может заменить государственную идеологию —  эти и многие другие вопросы стали предметом обсуждения на ток-шоу. Президент Общенациональной программы «В кругу семьи» Александр Ковтунец предложил составить по итогам дискуссии рабочую записку с предложениями участников как лидеров общественных групп.

 imgp9242Участниками ток-шоу стали (на фото слева направо)

  • Модератор дискуссии — продюсер, актер, телеведущий Президент Общенациональной программы «В кругу семьи» Ковтунец Александр Сергеевич
  • Творческая многодетная семья, победители конкурса «Успешная семья» — Иван Маратович и Надежда Андреевна Зябины.
  • Многодетная семья, являющаяся примером семейного бизнеса — Алина Борисовна Беларева.
  • Педагог, психолог реабилитационного центра «Отрадное» Волнистова Алиса Индусовна.
  • Многодетный отец, директор социально-реабилитационного центра для несовершеннолетних «Возрождение» Кореняк Дмитрий Владимирович.

Модератор. Тема форума — вместе ради детей, вместе с детьми. Сейчас много говорят о  поддержке приемных детей, о том, как работают с трудными подростками, но часто забывают о поддержке здоровой семьи. Как работают с ними? Алиса Индусовна, расскажите, что нужно отрегулировать, чтобы больше внимания удалялось не только проблемным, но и нормальным, здоровым семьям.

  • Алиса Волнистова. В Москве создана социальная служба, которая работает на институт семьи, и проблема возникает в том, что население недостаточно информировано о том, куда обратиться по детско-родительским проблемам и вопросам. Любая функциональная семья считает себя здоровой, и они правы. Но когда возникает проблема, каждый родитель думает, что либо ребенок перерастет, либо что, как и все, «справимся», и не готов идти к специалисту. Здесь на помощь приходят открытые формы работы, одна из них называется «Родительская приемная», которые призваны информировать население о том, куда можно обратиться именно на ранних этапах, когда проблема только завязывается. Так же, как и болезнь, она сама не вылечится, ее надо лечить. Поэтому для здоровых семей у нас в каждом районе, в каждом округе созданы отделения социальной поддержки семьи, что позволяет уже на этапе возникновения проблем обратиться к психологам или специалистам по реабилитационной работе.

Модератор. В советское время была норма культурных клубов на душу населения. Это помогало сделать так, чтобы никто не оказывался забытым. В наше время родители работают, дети часто предоставлены сами себе. Может быть эту норму надо как-то возрождать, чтобы не ждать, пока семья станет проблемной, а постоянно в форме такого клуба заниматься с семьями.

  • Алиса Волнистова. Я бы сказала, что это не норма, скорее традиция, это первое, и второе, всех мы не можем охватить, а вот информировать и протянуть руку помощи и поддержки — это в наших силах. Поэтому в каждом районе и округе у нас стартовала такая программа «Родительская приемная», которая информирует население о том, куда можно обратиться. Также хорошо поставлено межведомственное взаимодействие. Каждый приходит в поликлинику, посещает образовательные учреждения, и там можно получить эту информацию.

Модератор. Дмитрий Владимирович, хотелось бы с вашей стороны. Мы слышим, что есть программы, что что-то делается. А вам не кажется, что таких клубов все же недостаточно, что вот эта сеть, эта работа, связанная с тем, что нужно охватывать максимально большее количество семей и детей недостаточно хорошо поставлена.

  • Дмитрий Кореняк. Чем больше клубов, тем лучше, но я могу сказать, что если сравнивать с тем, что было 5-6 лет назад, когда все было только за деньги, и большие деньги, сейчас наши дети могут попасть туда, куда хотят попасть. Если мы чем-то хотим заниматься, у нас это получается. Раньше мы приходили, говорили, что мы многодетная семья, но везде надо было слишком много платить. В этом смысле прогресс есть.

Модератор. Это в Москве, а в других регионах?

  • Дмитрий Кореняк. Это надо спросить у тех, кто там живет. Я очень рад, что мы живем в Москве. Мегаполис у нас много чего забирает, это плата, но есть и бонусы: хорошие студии, хорошие педагоги. Здесь можно найти то, что тебе по душе. Если ты не можешь это найти в Москве, значит, ты просто не пытался.

Модератор.  Дмитрий Владимирович, у меня к вам такой вопрос. С одной стороны растет количество клубов, растет работа, связанная с детьми, семьями. Тем не менее, ваш центр занимается с теми детьми, до которых не достучались, которых не заметили, которые пристрастились к наркомании. Скажите, почему это происходит, в какой момент родители не замечают, что на это влияет, как с этим бороться.

  • Дмитрий Кореняк. Меня самого всю жизнь мучает этот вопрос и те, задает этот вопрос, хотят получить пилюлю, простое решение проблемы наркотиков. Но такой пилюли нет, нет единого рецепта. Должна быть здоровая семья, здоровые отношения в семье. Однако для себя я нашел такой штришок, для себя я ответил на вопрос, с чего начинается наркомания — с проявления неуважения к своим родителям. Не все дети, которые не уважают родителей, становятся наркоманами, но все мои клиенты позволяют себе кричать на родителей, повышать голос, позволяют себе поднимать на них руку, позволяют себе проявлять открытое неуважение. Я считаю, это первый штрих. Когда дети проявляют слишком много капризов, начинается потребление. Наша беда в том, что мы убираем из школы воспитательный элемент,  сейчас везде заявляют, что школа — это место, где оказываются образовательные услуги. Встает вопрос о том, кто будет воспитывать детей в школе, где они находятся большую часть дня. Воспитывать может семья, но если в семье не знают, как это делать, а семья не знает, во что это может вылиться… Первое — неуважение. Мы это пропускаем по мелочи, а потом это вырастает в то, что на нас уже кричат. И здесь нужна система повышения родительской компетенции. Я считаю, что очень часто система профилактики наркомании, когда детям рассказывают о наркомании, очень часто превращается в рекламу наркотиков. Слава богу, сейчас этого стало меньше, но нужна альтернатива, то есть надо работать с родителями. Именно их надо пугать, им надо объяснять последствия, указывать им на то, на что надо обращать внимание. С родителями работать трудно, потому что они все заняты, все работают, им кажется, что они ребенка накормили, одели, и на этом их функции закончены. Увы, сейчас жизнь такова, что сейчас все больше и больше воспитательных функций ложится на семью, а семья не готова, родители просто не знают, что делать. К нам приходят, когда ситуация уже запущенная, и поэтому очень нужны такие центры, как «Отрадное», которые помогают семьям на ранних стадиях. Это и есть пилюля от наркомании — чтобы мы не пропускали с самого начала и обращались к специалистам.

Модератор. Основной идеей нашей площадки «В кругу семьи» является мысль, что если мы не будем заниматься идеологическим воспитанием, все остальное бессмысленно. Если дети не уважают родителей, это ведет к наркомании и другим бедам. Современных родителей после «закона о шлепках» лишили возможности воспитывать своих детей. С вашей точки зрения, это может привести к росту наркомании?

  • Дмитрий Кореняк. Нет. Моей старшей дочери 23 года, младшему сыну 9 лет. Я ни разу ни на одного их них не поднял руку, даже не шлепнул. Более того, я практически ни разу не наказал никого их них. Я вообще обхожусь без наказаний. Поэтому я и говорю о необходимости тренингов для родителей, потому что мы знаем, как не наказывать, используем, так сказать, новые технологии. Я не сторонник того, чтобы бить детей.

imgp9258Модератор.  Я согласен, что шлепки и наказания — это не тот путь, по которому нужно воспитывать детей, однако ситуации бывают разные. Например у одной моей знакомой сын как раз после принятия закона «о шлепках» пришел домой с плохими оценками, но сразу пригрозил родителям, что он теперь знает о своих правах. Или, например, если у кого-то ребенок — наркоман, получается, что родители не могут такого ребенка против его воли привести на лечение. У вас 4 дочери. И хотя дочери не сыновья, позвольте узнать, как вы обходитесь?

  • Иван Зябин. Наркомания и другие негативные проявления в детской среде и в среде подростков — это упущение государства, а именно той его части, идеологической, которая в нашем государстве отсутствует. Если мы посмотрим в Конституцию, в ст. 13 часть 2 написано, что государство не может иметь никакой идеологии. На самом же деле, любое государство не может обходиться без идеологии. То есть, по умолчанию, в нашем государстве господствует потребительская идеология. Мы, в принципе, тоже без шлепков обходимся, но все делается личным примером отца и матери. Если мама курит, но говорит дочери, что курить нехорошо, дочь спросит у мамы, почему она курит. Можно ничего не говорить, но ребенок видит, что отец и мать не курят. Поэтому важна государственная программа, которая выстраивает основополагающую систему. Это должно касаться детей, начиная с самого раннего возраста. Сейчас в школе нет инструмента воздействия на учеников. Раньше были пионерские и комсомольские организации, и если убрать из этого специфическую идеологию, то это можно применять и сейчас. Конечно, это вопросы государственного масштаба, но я уверен, что нужно создавать стройную систему.
  • Дмитрий Кореняк. Коллега правильно говорит, в школе должна система. Но об этом можно говорить только когда в школе есть хозяин. А у нас сейчас что произошло. Первый удар — ЕГЭ. Мы все это проглотили и смирились, ищем плюсы. Да, плюсы есть, но это американская система, и нас на нее перевели. Второй удар — это объединение школ в комплексы. Да, там тоже есть плюсы, но школами теперь руководят менеджеры. Это уже не педагоги. Директорам теперь не до учителей. Ведь если у тебя 4000 учеников, когда 1000 учителей в школе, которых ты ни по именам, ни в глаза не знаешь. Какая может быть педагогика… где она… откуда она возьмется. Педсоветы все казенные, на них обсуждаются только графики и показатели. А где педсоветы, которые по детям, которые по сути?.. А этого уже нет в школах, потому что у школы нет хозяев. Директор уже не хозяин, он не педагог, он менеджер, а это развал системы. Да, у пионеров и комсомольцев была деятельность, адекватная их возрасту, но кто сейчас это будет выстраивать?.. Ведь сейчас главное, чтобы были деньги, чтобы были ученики, чтобы верстался бюджет. Именно это надо менять. Французы и японцы, когда у них был кризис образования, от больших школ отказались и все раздробили, и у них произошел взлет. Мы же делаем ровно обратное и удивляемся результату. А сейчас будет третий шаг этой диверсии. Нам сказали, что не должно быть педагогики, уже уничтожили социальную педагогику как класс, это ожидает всю педагогику.  Вместо педагогов будут учителя.  Вот об этом надо говорить, и побуждать это менять, потому что от этого многие проблемы.

  • Алиса Волнистова.
    Я считаю, что идеология — это такая машина, которую мы с вами сдвинуть не сможем. Я как специалист-практик призываю всегда начинать с себя, с родителя. Эта площадка, этот форум — это призыв к действию. Здесь собрались заинтересованные, замотивированные специалисты, которые готовы помогать семье. Мы сейчас обсуждали вопрос, как сделать так, чтобы до нас дошла здоровая, функциональная семья. Мы говорим про ответственное родительство, это значит, что родители должны занимать вполне определенную позицию с первого дня рождения ребенка, а дальше должны научиться  выстраивать диалог с ребенком. В этом случае в подростковом возрасте будет меньше серьезных проблем. А родители маленьких детей, которые приходят к нам, не видят не видят проблему, говорят, что ребенок перерастет, ведь он «такой маленький, так забавно замахивается на маму». Потом он начинает замахиваться в магазине, чего-то требовать. Ну хорошо, я куплю ему конфетку. Сегодня конфетку, завтра машинку, а завтра наркотики уже. У наших специалистов, которые работают со здоровой семьей серьезная задача — замотивировать родителей и показать проблему в будущем.

Модератор.  Одна из проблем сегодня в том, что нет единой шкалы о том, как учить родителей, что можно, а что нельзя в воспитании. Поэтому очень важная задача —  создать определенную систему координат в виде каких-то брошюр, интернет-приложений, роликов, которые показывали бы, что хорошо, а что плохо.

  • Алиса Волнистова. Сейчас много социальной рекламы на щитах в городе. Мы стараемся информировать людей, чтобы они знали, куда обращаться за помощью.

Модератор.  Алина является человеком, который сумел организовать со своим мужем семейный бизнес. Насколько с вашей точки зрения единое дело может укреплять семью. Или наоборот это мешает, ведь в работе бывают разные ситуации, иногда надо и покричать друг на друга.

  • Алина Беларева. У нас большая семья, 10 сыновей. Можно сказать, что собственное дело мы открыли вынужденно. Это общественное питание. Это очень сложно. Мои дети принимают участие во всех абсолютно сферах. Курьеры, промоутеры, официанты  — это наши дети. Мои дети видят, что булки не растут на дереве, они понимают, откуда берутся деньги. Дальше они могут стать космонавтами, учеными или спортсменами, но они уже с детства понимают, что любые деньги надо зарабатывать и даже если они станут руководителями или чиновниками, они уже будут иметь уважение к уборщице, потому что они сами когда-то убирали со стола и мыли полы. Они будут лучше понимать тех людей, которыми им, возможно, придется руководить. То есть для профориентирования это очень полезно.

Модератор.  Существует ли алгоритм, который может помочь любой многодетной семье открыть свой бизнес, свое дело.

  • Алина Беларева. Откровенно говоря, это очень сложно. Если вы решили открыть свое дело, вам скорее всего придется брать кредит. А многодетной семье в банке могут сказать: «Вау, у вас столько иждивенцев». Я свои кредиты получала месяцами и проходила все круги ада, чтобы просто получить кредит.

Модератор.  Мне кажется, что у вас была очень серьезная решимость, и поэтому вы не останавливались. Главный совет, наверное — это просто не опускать руки.

  • Алина Беларева.  Да, надо иметь очень большую смелость и большую уверенность в себе, потому что придется на каждом шагу сталкиваться с множеством проблем. И надо быть готовым к тому, что как только у тебя что-то получилось, и ты встал на ноги, придут проверки и никто уже не посмотрит на то, что вы многодетная мама, и будут по всей строгости закона искать нарушения и штрафовать.

Модератор.  В августе минкультуры выпустило распоряжение, в соответствии с которым в любых культурных учреждениях не могут в одном месте работать члены одной семьи. Например, сейчас Запашные не могут вместе работать втроем в одном цирке, равно как и другие цирковые семьи. Наверное, недалек тот день, когда одной семье нельзя будет заниматься бизнесом.

  • Алина Беларева.  Скажу более, есть семьи, которые задействовали своих детей, а потом их привлекали к ответственности за то, что они эксплуатируют детский труд. На сегодняшний день действительно есть недоработки в законодательстве. Несколько различных организаций работают в этом направлении, я лично уже более 3-х месяцев участвую в создании программы по семейному бизнесу.

Модератор.  У меня есть еще один вопрос, касающийся воспитания. Я до сих пор своего семилетнего сына воспитываю на фильмах и мультфильмах советского периода. Он их смотрит, ему интересно. Но сейчас не появляется современных добрых детских песен, не появляется добрых детских передач. Я сам как продюсер создавал фильмы «Страна хороших деточек», «Приключения маленьких итальянцев», но очень сложно с этим хорошим и добрым продуктом выходить в кинотеатры. С вашей точки зрения, что можно сделать, чтобы нормальные фильмы вернулись, что сделать для того, чтобы появлялись хорошие детские передачи.

Дмитрий Кореняк.  Для начала мы отключили телевизионную антенну. Мы категорически не смотрим потоковое телевидение. Я считаю, что это правильно. Мои дети иногда специально ходят в гости, чтобы там что-то подсмотреть. Ну, пусть подсмотрят, но дома нет телевидения. При этом у нас медиасервер и много мониторов. У каждого есть свои права доступа, поэтому каждый может посмотреть то, что ему разрешено. Я закачал почти все советские фильмы, и назначаю права, в зависимости от возраста. Таким образом, мои дети смотрят только то, что мы им определили. Это формирует вкус. Это не жвачка, которую можно смотреть бесконечно. Что такое, например, «Человек-Паук»? Это можно смотреть без конца, снимают вторую, третью серии… Наши фильмы так смотреть нельзя. После просмотра наших фильмов обязательно нужна пауза, чтобы подумать. Мои дети недавно признались, что их любимый мультфильм — это «Необыкновенные приключения Серафимы». Самое интересное, что это был и мой выбор, хотя мы детей не заставляли. Кроме того, надо регулировать время, уделяемое компьютерным играм. Полчаса, час для детей постарше. У моего старшего сына, он учится в университете, есть только два часа в день на игры. Когда он возмущается, я говорю ему, что когда у него будет своя семья, он будет устанавливать в ней свои правила, а здесь наши правила. И если он спрашивает, почему я пользуюсь без ограничений, я объясняю, что и у него так будет, когда он будет к этому готов, то есть когда вырастет. И у детей не должно быть гаджетов. Мы считаем, что первый телефон-смартфон может появляться у детей не раньше 15 лет. Обычный телефон — пожалуйста, чтобы быть на связи.

Модератор.  А не возникает проблем в школе?

  • Дмитрий Кореняк.  Мои дети учатся в православной школе, и там смартфоны запрещены.

Модератор.  А что делать в обычной школе?

  • Дмитрий Кореняк.  Тоже запрещать. Если бы я был классным руководителем, на моих уроках нельзя было бы ни доставать, ни пользоваться такими устройствами. Если бы я был директором школы, я бы тоже ограничил. Это абсолютное зло, которое отравляет детей. С помощью гаджетов они получают информацию, которая им не нужна. Причем так считаю не только я. У детей Стива Джоббса не было смартфонов, он категорически запрещал ими пользоваться, и правильно делал. Вот и мы, те, у кого есть голова на плечах, так и делаем. Мы думаем, что дети будут пользоваться гаджетами так же, как и мы, но это не так. А еще, например, у меня есть травматический пистолет с разрешением, и т.д. Может его и ребенку дать? Но знаете, ребенок будет им пользоваться не так, как я, поэтому ребенку запретили это делать, а мне разрешили. Не просто так все. А вот со смартфонами царит вседозволенность, нам кажется, что все можно, и что это ни на что не влияет. Влияет! И если вы дадите хотя бы маленькую лазеечку на час, вы уже никогда потом не проконтролируете, что там будет происходить. Поэтому просто нет. И еще момент. Я, например, считаю, что  дети должны читать, а когда у них появляются смартфоны, какое может быть чтение, зачем это вообще. Неясно, какой частью мозга они будут читать. Благодаря безумному медиаконтенту, который, что называется, изо всех щелей прет, дети отучаются читать, а это колоссальная потеря, культурологическая, ценностная. Читая, мы соприкасаемся с героем, сопереживаем ему, входим в какой-то мир, а то, что они видят на экранах — это клипы, куда невозможно включиться, где все поверхностно, где входят и выходят, где ни на чем ничто не останавливается. И это есть культура потребления, в отличие от чтения. Поэтому мы все делаем, чтобы дети читали, начиная от того, что читаем сами, читаем с выражением, разыгрываем по ролям, читаем на 2, на 3 голоса вместе с ними, и делаем это так увлекательно, чтобы в итоге они читали книгу.  Если мои дети полюбили книгу, можно считать, что я выполнил половину своего родительского долга.
  • Алина Беларева. Я, наверное, неправильная мама, и наш папа тоже неправильный, потому что мы своим детям, наверное, слишком много позволяем. Телевизор они у нас смотрят, гаджетами тоже пользуются. Я не могу сказать, насколько это хорошо или плохо. Мои дети ходят в обычную общеобразовательную школу. Если они туда придут, а 90% детей будут обсуждать какого-то нового героя, они будут чувствовать себя изгоями, или как они сейчас говорят, «аутсайдерами», «лузерами». Мне бы не хотелось, чтобы у моих детей формировались эти комплексы. Если бы они ходили в какую-то специализированную школу, где детям не разрешают смартфоны, тогда да. Это во-первых. Во-вторых, рано или поздно они выйдут из школы и пойдут в институт или университет, они придут из семьи в песочницу, во двор, а там будут дети, которые тоже обладают какой-то информацией. Да, сейчас идет много спама и грязи, но мама с папой не будут всю жизнь идти с ребенком за ручку и говорить, какой мультик хороший, а какой плохой. Да, семья формирует человека, но на 90% человек формирует себя сам. Я говорю это, как психолог с высшим образованием. Поэтому я считаю, что каждый из наших детей должен уметь сам разобраться, где хорошо, а где плохо. Да, с помощью родителей, да, под их руководством и контролем, но ребенок должен сам учиться отличать белое от черного, хорошее от плохого. Он сможет это отличить только тогда, когда он сам начнет в этом разбираться и выбирать то, чего его душе угодно. Ведь во многих семьях, где мама и папа идеальные, с высшим образованием вырастают дети непонятно откуда. Это происходит не потому, что мама с папой плохие.

Модератор.  Я согласен, мы должны научить детей выбирать, но надо, чтобы было из чего выбирать. А что мы можем сделать для того, чтобы появлялся такой контент?

  • Алина Беларева. Согласна, но это проблема государства. Хорошие мультики, хорошие песни, куда все это делось?.. Мы с детьми хотя бы раз в неделю стараемся выходить в театр, на мероприятия, которые нам с мужем интересны. Дети участвуют с нами с семейных делах, а также у каждого ребенка есть определенные домашние обязанности, которые расписаны. У них настолько загружен день (школа, художественная школа, спорт, помощь в семейном бизнесе), что для них иногда счастье просто на несколько минут уткнуться в этот гаджет, чтобы ненадолго переключиться. Чем больше семья будет предлагать детям совместной деятельности, не важно, бизнес это или походы на массовые мероприятия, тем меньше у детей будет оставаться времени на глупости.
  • Иван Зябин. В нашей семье тоже нет телевизора уже более 5 лет, и мы сами формируем программу. Дети пересмотрели все фильмы, которые мы смотрели в детстве. Это помогает нам понимать друг друга. Поэтому не телевизор нам предлагает что-то, а мы предлагаем детям. Иногда мы им специально показываем современные мультфильмы и фильмы, чтобы они не были белыми воронами в школе, но комментируем. Дети сравнивают и сами видят, что это небо земля, мы их не заставляем так думать. Дети должны быть ориентированы на нашу богатейшую духовную традицию. В этом случае они будут слышать родителей.
  • Надежда Зябина. Формирование ребенка происходит в семье, семья дает базу. В зависимости от того, насколько сам родитель сформирован как личность, насколько он разносторонен и интересен, настолько развитыми станут его дети. У наших детей все время было расписано буквально по минутам, это и спорт, и гимнастика, и кружки, и поэтому им был просто некогда заниматься глупостями, и у них сформировалось отношение к гаджетам как к балласту, который отнимает время. Вообще, детей формирует среда, и задача родителей выбирать и формировать эту среду. И конечно, надо, прежде всего, своими поступками показывать детям пример человечности.

 

В завершение дискуссии, подводя итоги, Дмитрий Кореняк высказался на тему того, как в Москве изменилось отношение к многодетным семьям за последние годы.

«Когда мы стали многодетной семьей в 2005 году, отношение к нам было очень специфическое.  Все спрашивали, зачем же вам столько детей, что вы с ними делаете? Сейчас в Москве многое поменялось, Москва очень много сделала для нас, многодетных семей. Сейчас не стыдно говорить, что ты многодетный отец. Люди стали понимать, что то, что если ребенок не один, — это не минус, а плюс, что в многодетной семье с ранних лет у детей формируется способность отдавать, а не только брать. И мало того, что мы сами это увидели, но еще и общество это увидело. Спасибо городу за то, что могу с гордостью говорить, что я многодетный отец. Спасибо за все, что делается и в материальном, и в организационном плане. Мы преодолели психологический рубеж, и то, чего раньше избегали и даже стыдились, теперь стало предметом гордости».



WWF Russia.